2 комментария на “Приговорённая…жить”

  1. Вера Андреевна:

    Уважаемая Тамара Валентиновна!

    Перечитываю статью и пишу Вам. Я, как и Вы, 1956 года рождения, инвалид 1-ой группы, после операции по удалению опухоли на позвоночнике в январе 2005 года, не хожу вообще, парализована, работают руки и голова, две трети тела чужие. В прошлом году перенесла операцию по удалению катаракты на правом глазу, была слепая на 90%. Вот что касается моего физического здоровья. В 2004 году умер мой старший сын, в 2009 – младший.
    Это самое страшное горе – хоронить детей. Но я живу. Живу надеждой. Жить помогает вера в нашего спасителя Господа Иисуса Христа, который пролил кровь, чтобы мы спаслись и жили вечно. Душа ведь бессмертна, а тело – прах. И я живу и верю, как написано в Слове Божьем, что после физической смерти мы примем новое обличье, и боли и слёз уже не будет.
    Я тоже не принимала ванну уже 5 лет. Последний раз «купалась» в ванной в больнице, тогда еще ноги шевелились немного. Сейчас в горизонтальном положении я, как бревно, без перекладины над кроватью не встану, и не перевернусь. Много можно писать обо всех неудобствах, до прошлого года жила с мужем в 8,5 кв.м. Сейчас у меня хоромы, мне выделили социальное жильё. Живём мы с частичными удобствами. Приходится самим топить котёл.
    Муж всю зиму был в больнице – у него туберкулёз. Я сама топила котёл. И всё сама делаю, своими руками на инвалидной коляске. и палкой всё сама делаю. Мой муж не верит в Бога, и мне очень тяжело. Муж меня не понимает, говорит: «Если бы я был в коляске, то знал бы, в чём ты нуждаешься».
    Слава Богу, что вижу белый свет через окно, читаю Библию, пою псалмы и славлю нашего Бога, который отдал Сына для спасения грешников. Скоро потеплеет, и я смогу снова бывать среди людей, среди братьев и сестёр по вере. Я – баптистка. Мне Бог во всём помогает. Я его благодарю за каждое движение: пересела с кровати на коляску – слава Богу, не упала. Всё делаю за счёт рук.
    Я Вам от всей души желаю довериться Иисусу Христу, попросить у Него прощения, впустить Его в своё сердце, и Он «будучи верен» всё сам сделает.

    А икона – это же творение рук человеческих. Нужно верить и молиться Живому и Вечному Богу, Он пребывает вовек.
    Я искренне сожалею, что долго блуждала в этом мире и слишком поздно познала Христа, но счастлива безмерно, что я могу Ему молиться. Разве смогла бы мать спокойно жить, похоронив своих детей, если бы Бог не помогал Своим Словом и не укреплял Духом Святым?!

    С уважением
    Вера Андреевна НЕВДОХ,
    г.Пинск

  2. Светлана Бахарева:

    Меня очень затронула судьба этой женщины, мне ее бесконечно жаль. Считаю, что укорять ее не за что, можно только уважать и сочувствовать. Также уважения заслуживает ее муж и сестра. Я хотела написать сразу по выходе статьи о Тамаре, но дело в том, что помочь я ей ничем не могу, только если предложить общение, в основном, по телефону.
    В номере «Вместе!», где напечатаны отзывы на статью о Тамаре, Вы ставите вопрос о судьбе тяжело, неизлечимо больных, неполноценных детей, взрослых, стариков. Решила высказать свое мнение. Я против эвтаназии. Бог дает человеку жизнь, только Он имеет право ее и забрать. Но в то же время за прожитые годы я знаю много примеров, когда из-за детей – полных инвалидов, тяжело страдали, фактически не имели нормальной жизни их родители, а рикошетом – другие дети в этих семьях (где они были). Многие родители (как и автор одного из писем) в итоге получили инфаркты, инсульты и т.д. Знаю примеры, когда из-за больных родителей дети были вынуждены оставлять работу, а потом не могли снова трудоустроиться. Такая перспектива была и у меня. Я была очень поздним и единственным ребенком у родителей – участников войны, которые оба к концу жизни были инвалидами 1-ой группы. Но меня просто увидел Бог, родители ушли достаточно быстро, будучи не так долго совсем уж беспомощными. На то время я сама была инвалидом 3-ей группы, если бы тогда потеряла работу, вряд ли что-то нашла.
    Так вот, я считаю, что так страдать родные и близкие не должны. Тяжелые инвалиды – как дети, так и взрослые – должны находиться в специальных учреждениях – интернатах, приютах, хосписах, как это происходит за границей (у меня есть примеры подруг и родных в США, Израиле). Конечно, отношение к этим людям в этих заведениях должно быть милосердным, внимательным и т. д. Для этого персонал учреждений должен быть заинтересован соответствующим образом, как материально, так и морально (естественно, это проблема государства). Родные же должны иметь возможность навещать этих людей, как в будни, так и в выходные. При желании и возможностях – внести какой-то вклад в уход за ними, но потом вернуться домой и нормально отдохнуть. По-моему, это самый гуманный выход. У меня у самой есть только единственный родственник – сын, который никак не сможет стать для меня сиделкой. Если я – не дай Бог! – стану беспомощной, тоже буду искать похожий выход.
    Вот таково мое мнение.
    Немного о себе. Я – инвалид 3-ей группы пожизненно с 1988 года, с этого же года член ОО «БелОИ», стояла у истоков создания общества в Октябрьском районе города Минска, долгие годы была председателем «первички» и т. д. Постоянный читатель и подписчик «Нашей доли» и «Вместе!» – с первого номера.

Оставить комментарий