11 комментариев на “«Юля, не плачь…»”

  1. паша:

    я тоже там работал и знаю что это такое; работал примерно год я скажу там конечно неготивноя обстановка не чувствоется не какого професионолизма по отношению к инволидам особенно по отношению Крагель Валентине леонидоввне с которой были конфликты у меня а также и с другим инволидами ну а вообщем это не все………

  2. ****:

    Павел, ты не прав. Ты очень быстро забыл то хорошее Валентины Леонидовны, когда она вас возила на своей машине на озере, в дома отдыха и т.д. Одним словом нянчилась, не смотря на свое даже свободное время. А ты последовал всегда своим положением (инвалид). Тебе все всегда что-то должны. На чем основывается автор этой статьи, когда писал искаженные, недостоверные, факты? Работать не захотел, легче сидеть под церковью и просить милостыню, а люди думают, и правда человек обездоленный.
    Как можно писать о людях неправду ложь, если они этого совершенно не заслуживают!

  3. Сразу видно, что ответила рабтник «госкормушки» при инвалидах. Анонимно — раз. Грамотно, как в «ответах на обращения граждан» — два. Инвалид — в скобках (по-чиновничьему, официально, в скобках) — три.
    Власти — учат, банки — учат. соцработники — туда же.

  4. Эксперт:

    Сто процентное попадание «в яблочко».

  5. Светлана:

    Искаженные факты?!! Спросите любого, кто работал там, приведут не один десяток примеров неуважительного обращения. Даже слово «инвалид» некорректное и обидное. Да что я говорю, в нашем отделении (я тоже там проработала некоторое время)отсутствуют элементарные нормы поведения. Только оскорбления, ссоры, а то и драки. Кто в этом виноват?

  6. Вера:

    Павел прав, проблема есть, и проблема в отношениях друг к другу молодых людей. Нет доброжелательности, в коллективе соблюдается принцип «разделяй и влавствуй», есть приближенные мли, может быть, самоутвердившиеся, которых руководители поддерживают и есть те, над которыми можно поиздеваться, сыграть злую шутку, и все это проходит безнаказанно, без «разбора полетов». Нет как таковой культуры общения в коллективной среде, которая основывается на уважении к человеку. И где искать причину? Наверное, уместна поговорка — рыба гниет с головы.
    И еще по поводу Паши. Не надо о нем говорить как о бездельнике. Как раз этот молодой парень, находясь в инвалидной коляске, многое в жизни уже сделал — приобрел домик в деревне,который требует бесконечного ремонта, купил машину. Не нытик, не считает, что ему кто-то что-то должен сделать, делает сам. Возле церкви попрошайничает? Так предоставте ему работу на месте Валентины Леонидовны. Образования нету? Так у Валентины Леонидовны тоже этого самого образования нету. А он парень умный — потянет. И у церкви не надо было бы стоять.

  7. Валера:

    Реабилитация подразумевает что люди научатся жить ближе к обществу. Поэтому обучение и работа. Но никто не будет получать высшее образование чтобы потом смотреть как Оля шпилит на телефоне. Хотите взрослеть — учитесь чему нибудь а не хотите — ваше дело. То же и Павел: вместо работы сидит подаяния ждет.

  8. ЖаннаMV:

    Cпасибо автору за статью.
    Тема очень важная.
    При работе с инвалидами важно и педагогичское образование и сострадание и желание помочь инвалиду интегрироваться в жизнь и почувствовать себя уверенным в ней и нужным.
    Желаю рабочему коллективу центра терпения и мудрости в помощи молодым людям с ограниченными возможностями.

  9. Валера:

    Наше отделение дневного пребывания не единственное в области и мы пообщались со специалистами и юристами ЦСОН по обозначенным Вами вопросам. Да, почти повсюду имеются те или другие родители психически больных детей, которые жалуются на то, что их подопечным не уделяют достаточно внимания. И повсюду им отвечают, что помощь именно по части психиатрической отделениями оказана быть не может. Максимум что можно сделать, это позволить им находиться вместе с другими инвалидами, которые стараются интегрироваться в жизнь общества. Ни о каком углубленном обхождении с людьми данной категории не может быть и речи. В некоторых отделениях имеется психолог, в некоторых нет, но психиатров нигде нет и уставами отделений дневного пребывания данная деятельность не предусмотрена. По этой причине Ваши нападки с возмущением восприняты не только в нашем, но и в других центрах и отделениях Брестской области.
    Теперь что касается реального положения с трудовой и социально-психологической реабилитацией инвалидов в нашем районе. Я являюсь инвалидом-колясочником и с момента образования отделения в 2006 году буквально вскармливался и обрастал крыльями благодаря специалистам нашего центра. Наше отделение было открыто первым по стране. Валентина Леонидовна, под руководством заведующей Татьяны Анатольевны, и при помощи других добрых людей организовывала мастерские по изготовлению сувениров, пробивала финансирование, помещение. Мы путешествовали по области, танцевали на колясках у костра, зарабатывали деньги, организовывали концерты. Она на личном транспорте возила нас к озеру на шашлык, лично помогала трудоустраиваться, решать бытовые, семейные и личные вопросы. Никому не было отказа в реальной помощи словом и делом. Расскажу еще один пример из жизни.
    Виталий Гук, инвалид первой группы, колясочник, страдающий тяжелой формой ДЦП, которая практически исключает возможность работать руками. Пришел в отделение в 2007 году. Поначалу было много пессимизма: никогда не было работы, о возможности трудоустроиться где-либо на предприятии не могло быть и речи. В нашем городе это проблема и для здоровых, а для Виталия никто даже не предполагал, что он такой же человек, как и все. Но только не с Валентиной Леонидовной. Она приняла его в мастерскую, высиживала часами, помогая заставить непослушные руки делать красивые вещи. Сейчас Виталий имеет работу, недавно образовалась семья. Специалисты центра за свои деньги дарили посуду на свадьбу молодым! И таких случаев реальной реабилитации мне известно немало.
    Поэтому от своего лица, и от лица других инвалидов — участников отделения дневного пребывания, я выражаю разочарование и возмущение неверной информацией, содержащейся в Ваших статьях, не имеющей никакого отношения к действительности. Прошу редакцию газеты объективно рассмотреть эту ситуацию. Иначе мы компрометируем добрый и достойный труд топовых специалистов в нашей стране и работу отделений, которая по значимости для нас, инвалидов, едва ли может быть переоценена. В случае, если Вы будете настаивать на своем предвзятом мнении в отношении этого вопроса, мы прибегнем к коллективному протесту и помощи юристов соответствующих учреждений, которые объяснят Вам разницу между трудностями подхода в психиатрии по отношении к эмоциональным реакциям больных, в которых Вы считаете себя так хорошо посвященным, и тем, чем на самом деле занимается наше отделение и его специалисты.

  10. Вера:

    Мое мнение о статье от 29 июна 2012 года.Радион Николаевич, я не пойму, почему Вы конкретно не ответили какое образование у Ваших специалистов: эта тема была затронута в первой статье. И кто это там работал и не выдержал «нечеловеческой нагрузки (физической и моральной), которую несут наши специалисты в повседневном общении с инвалидами». По-моему оттуда люди ушли на повышение, я имею ввиду вас и добавились новые кадры. И что это за бред специалисты центра не педагоги, «нарабатывают свой опыт и учатся на своих же ошибках сами, при этом приобретая навыки психологов, педагогов». Для того, что бы быть психологом и педагогом надо минимум окончить высшее учебное заведение. Когда устраиваешься на работу тебя не спрашивают какие у тебя навыки — это может быть на словах, а спрашивают какая у тебя специальность и подтверждение тому — диплом. А здесь получается такая картина: специалисты центра — не педагоги, нарабатывают сыой опыт и учатся на своих же ошибках, при этом приобретая навыки психологов, педагогов — ну прям добавить нечего. И на мой взгляд Радиону Николаевичу надо было бы признать случаи, описанные в статье, если нет, надо конкретно было ответить по каждому случаю. Да, тяжело, да, такая сложная жизнь, да, недосмотрели, да, это было для нас уроком, да, не хватило мудрости. А главное, найти силы извиниться перед Таней, Юлей и ихними мамами. А так, в самом деле разворошили муравейник.

  11. ТЦСОН:

    Что касается нынешнего года, то рентабельность газеты «Вместе!» могла бы быть достигнута при тираже в пять тысяч экземпляров. Возможно ли такое? (Река уже изменила русло. Письмо главного редактора. Четверг, 14.06.2012)

    К редакции: — Если Вы хотите поднять таким способом тираж газеты «Вместе», то тут этого делать не стоит. Все ваши претензии могут быть оспорены через суд.

Оставить комментарий